Cat Mc Red (cat_mc_red) wrote,
Cat Mc Red
cat_mc_red

Про фэшн- и бьюти-зависимости



Решилась я всё-таки написать про них. Чтобы не быть голословной, опишу всё на своих жизненных примерах. Темы зависимостей и уязвимости занимают меня последний месяц очень плотно, так что очень многое в моей голове вращается вокруг них.
У нас с мужем вчера случилась такая история. Мы зашли в кафе перекусить и пока ждали, я взяла прямо с вынырнувшей под руку полочки глянцевый журнальчик. Думаю, самое время поговорить о красоте. Открываю на первой попавшейся странице, там, конечно же, какие-то безликие ряженые девицы в нарочито развязных позах лупают пустыми глазёнками на явно задолбавшегося от такой жизни фотографа. Спрашиваю – как тебе? Он говорит, мол, «красиво». Меня, конечно, это внутренне разогревает, и я пускаю внутренний монолог в галоп, но снаружи мудро затягиваю речевой краник и прошу
- Опиши.
- Чего?
- Опиши эту картинку. Своим прекрасным поэтическим языком с ассоциациями и метафорами. Что ты тут видишь? Расскажи мне – а галопирующие интонации явненько уже проклёвываются.
Он смотрит, смотрит. Наконец говорит:
- Ну эротично. Нравится. Молодые девушки.
- Всё?
Тут он что-то бурчит про «и правда, сильно по-русски и местечково». Мы листаем дальше, пытаясь найти хоть что-то, во что было бы приятно проникнуть взглядом хотя бы на волосок глубже подслащённой искусственной эротикой поверхности. Пусто.

Я открываю рекламу какой-то модной побухрени на дорогой последней странице. Там стилизованный под нечто дорогое лев и та самая побухрень. И что-то про «настоящих мужчин». Во, тут не давят самую возбудимую человеческую плоть, может и правда, красиво?
- Ну лев. Что-то крутое, модное, дорогое.
- Красиво?
Он уже досадливо морщится. А я страстно объясняю скорее самой себе, на какую же слабину давит эта злосчастная реклама. Вам это интересно? Ну, на всякий случай напишу.
Допустим, мужчина хочет быть этаким неуязвимым и сильным. Ясно любому пню, что он уязвимый, потому что человек вообще по сути своей существо уязвимое и смертное. Но вот наш клиент этого не хочет принять и ищет способ победить свою «неполноценность». "Повысить самооценку" или "стать более уверенным в себе" - так это часто звучит. А тут опаньки – купи побухрень и станешь крутым (=неуязвимым). Жалкое самоутешение, но ведь работает же. Да и оно только поначалу кажется жалким. Входя в круг пользователей моды, ты становишься признанным в довольно широком обществе носителем вожделенных знаков. «Круговая порука мажет как копоть. Я беру чью-то руку, а чувствую локоть» - песня не теряет актуальности.
Имиджмейкерским языком говоря «реклама создаёт в сознании покупателя образ животной силы, хищной энергии и непобедимости». Этакий царь зверей, которого поселят в обывательском мозгу с наглухо закрытыми ставнями, и там, в этом мозгу, наступит наконец-то минута упоения вожделенными качествами. Разве за такое счастье жалко потратить каких-то там денег? Всё вернётся, мы же теперь неуязвимы. Отвоюем назад, выгрызем их из глотки поверженного врага.
Счастье же модной индустрии в чём? При первом же запущенном в дом сквознячке (а их у жизни не оскудевает) тени силы и хищности рассыпаются в прах. И покупатель срочненько бежит за следующей дозой «силы и неуязвимости». Ой, я уже проговорилась, «дозой»?
Да, именно так работает реклама, двигатель нашего прогресса из мира невыносимо горьких реалий в благоухающий альдегидами мир иллюзий. Рекламщики, заходя с чёрного хода к психологам, утаскивают их инструменты и ковыряют наши человеческие слабости для того, чтобы мы безумно возжелали очередную клёвую (не зря тут звучит аллюзия на рыбалку) штуковину. Это ещё называется «найти кнопку у клиента».
Вот так выглядит формирование фэшн-зависимости. Меня резонно спрашивают – а сильно ли она распространена. Довольно-таки, и крепчает. Конечно, предельные патологические формы, в которых человек полностью растворяется в мире иллюзий, бросает всю свою жизнь на службу модному барахлу и косметическим процедурам, не так уж часто пока встречаются в провинциальном мирке. Бухают пока ещё гораздо чаще, чем колят и холят тела и физиономии. Но вполне уже легко встретить компанию, в которой считается приличным и даже желательным хвастать айфонами и пандорами.
Другая сторона луны. А так ли уж плохо порой на часик-другой наведаться в мир иллюзий? Ну побаловать себя маникюрчиком. Или процедурочкой. Стать «красивой», хотя бы даже и в мечтах. Потерзать силовые тренажёры, умастив  загнанный отупляющей однообразной работой мозг эндорфинчиками? Расскажу опять же на примере из моей жизни.
Кстати, по поводу спорта – я очень люблю спорт. Он способен многому научить, в том числе и поддерживать очень важное для меня ощущение целостности тела. Но то, что я вижу в модных спортзалах очень часто совершенно не похоже ни на спорт, ни на физкультуру. Как только человек отворачивается от потребностей своего тела в сторону потребностей индустрии, он бежит от себя к модному образцу, пришпиленному обычно на стенку перед тренажёром (осёл, морковка, да?). Он уже попал.

Итак, пример из жизни. Я далеко не мастер дзен, тема бегства в мир иллюзий мне довольно близка. Мне случалось надевать брюки из плотной шерсти и бродить по городу, воображая себя гордой высокой натурой, неподвластной творящейся вокруг суматохе.  И сейчас порой, подраненная какой-нибудь жизненной ситуацией, я захожу в кафе, чтобы погрузиться в уютный безопасный мирок их картонного дизайна и ароматно уносящее мозг в наркотические дали, но совершенно бесполезного в моих бедах, кофе. Я всего лишь человек, простой и маленький. Я не всегда могу справиться с возникшей проблемой, мне нужно утешение. Но одно время в моей жизни стало слишком много кофе, а нерешённые проблемы отдавливали друг другу ноги у дверей, а потом истлевали, унося с собой целые куски непрожитой драгоценной жизни. Меня даже начало подташнивать от кофе, и это меня в какой-то момент отрезвило.

По ходу моей работы меня стало подташнивать и от шмоток, и от полированных лиц. Бодрийяр, наверное, назвал бы это знаковой интоксикацией. Я называю это состояние «визуальной интоксикацией».  Видимо, тошнота стала сигналом, что нечто важное остаётся за порогом, пока мои органы чувств весело летят на ярмарочных золочённых саночках в мир рекламного бытия, где нет слёз и боли. Близко к зависимости, очень близко. А, может быть, уже и внутри неё.
Всё стало меняться, когда мы притащили в дом пианино. Вместо балаганных аттракционов, в тяжёлые минуты я стала возвращаться в прекрасный мир музыки, прочно спаянный с миром моих детских фантазий. Я играю забытые гаммы, и какие-то забытые чувства как будто перелётные птицы после долгой зимы наконец-то загнездились в моём сердце. Вместо кафе и бассейна я бегу к клавишам. Мне случается в жизни так же горько, и я так же нуждаюсь в утешении. Возможно, у меня скоро случится зависимость от музыки, хотя…  когда я пока ещё непослушными пальцами перебивчиво сплетаю «Лунную сонату», тень Бетховена  становится за моей спиной и ласково гладит меня по голове, как малышку, не поделившую с кем-то игрушку или больно ушибившую палец об косяк. Постепенно я понимаю, что все мои беды - временные, я возвращаюсь в этот мир обновлённая и, главное, снова уязвимая и очень несовершенная. Я возвращаюсь собой, живой, настоящей и целостной. Музыкальные грёзы утешают не только органы чувств, оставляя после себя абстинентный синдром (тошнота, помните, да?), они возвращают меня в конечное земное существование, согретую в объятиях гениев. Всё моё существо обласкано теплом нашего общего дома, откуда мы все пришли, и куда должны будем вернуться.
Я слышала много музыки, предназначенной только для ушей. И множество вещей в нашем несовершенном мире предназначено только для глаз и других органов чувств. Стоит разместить их в душе, прочувствовать через личные ассоциации и метафоры, вы верно поймёте их суть. «Глазами не увидеть главного, зорко лишь сердце» - именно об этом писал Экзюпери.

Нет, я не перестала заниматься бренными шмотками. Более того, я нашла в этом занятии новый смысл. Я с самого начала чувствовала, что многое в индустрии моды и красоты меня смущает. Но теперь я точно знаю, что. Я буду освобождать моих клиентов из пут рекламных силиконовых мирков и возвращать их к вещам живым, простым и полезным. Выражение личного, индивидуального плюс очищение от массового, безликого и поверхностного  – это теперь уже точно моя история. Она именно так интуитивно начиналась, потом застопорилась об мои сомнения, об моё желание ни с кем не спорить, быть для всех милой и хорошей. Не очень-то хотелось брать ответственность за своё личное мнение, вызывать законное раздражение тех, кто неплохо греется у камелька массового потребления. Неприятно создавать бурление говен у тех, кто подставил костыль потребления вместо какого-то болезненного жизненного узла. В меня тогда неминуемо полетят.. да ладно, какая разница, что там полетит. По большей части оно тоже ненастоящее.
Но теперь я поняла, что без моего личного мнения ничего не получится. Я готова быть уязвимой и открытой, потому что самые добрые и светлые гении прошлого стоят за моей спиной и поддерживают меня за плечи. Мне страшновато открыто говорить о том, что я вижу, но не говорить – ещё хуже.
Tags: бьюти-зависимость, зависимость, искусство, истории, мода сегодня, общество потребления, фэшн-зависимость
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments